Олимпиадные задания с решениями

Литература 11 класс, муниципальный этап (2 этап), г. Москва, 2017-2018 учебный год

Содержание

  1. Задание 1. [30 баллов] ПОЧТАЛЬОН
  2. Задание 2. [40 баллов] ЦЕЛОСТНЫЙ АНАЛИЗ ТЕКСТА

Задание 1. [30 баллов] ПОЧТАЛЬОН

Содержание ↑

Адресованные в Ладогу
Письма едут в Еривань…
А.К. Толстой

Герои русской литературы пишут и получают письма. Составьте небольшой (7–10 адресов) справочник адресов, по которым отправлены (приходят) письма. По возможности приведите точный адрес получателя (поэтому желательно приводить примеры писем, отправленных по почте), укажите, кому адресовано письмо и кем написано, а также названия произведений и имена их авторов. Можно домыслить некоторые детали адреса. Допустимо кратко передать содержание письма, указав, какую сюжетную (или композиционную) роль играет письмо. Оцениваются: количество статей, количество упомянутых произведений, фактическая точность, полнота объяснений.

Пример статьи-адреса

НА ДЕРЕВНЮ ДЕДУШКЕ (из Москвы). Такой адрес пишет Ванька Жуков, главный герой рассказа А.П. Чехова «Ванька» (1886). Адресует своё письмо Ванька дедушке, «Константину Макарычу». В письме рассказывается о горькой жизни мальчика в услужении у чужих людей. Трагикомизм положения заключается в том, что письмо с таким адресом никуда дойти не сможет и дедушка не прочтёт жалоб внука (зато прочтут читатели). Выражение «на деревню дедушке» стало крылатым в значении «неизвестно куда».

Критерии оценивания Баллы
Количество статей 5 баллов
Количество названных произведений и героев 5 баллов
Фактическая точность (наличие /отсутствие фактических ошибок), в том числе возможных, додуманных деталей 10 баллов
Полнота комментариев (указанные значения предметов или явлений) 10 баллов

Примерный ответ

Содержание ↑

  1. ЕГО БЛАГОРОДИЮ гвардии корнету ВЛАДИМИРУ АНДРЕЕВИЧУ ДУБРОВСКОМУ в Санкт-Петербург пишет письмо в романе А.С. Пушкина «Дубровский» (1832–33) его нянька, Орина Егоровна Бузырёва, крепостная Андрея Гавриловича. Она сообщает Владимиру, что его отец «очень плох, иногда заговаривается» и что крепостных хотят отдать Кириле Петровичу Троекурову. Письмо побуждает Владимира как можно скорее возвращаться в деревню, служит двигателем сюжета.
  2. ОРЕНБУРГ, <собственный дом>, ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ <ГЕНЕРАЛУ> АНДРЕЮ КАРЛОВИЧУ Р. – адресует письмо к старинному знакомому Андрей Петрович Гринёв, отец главного героя романа А.С. Пушкина «Капитанская дочка» (1836). Письмо содержит просьбу «держать в ежовых рукавицах» Петрушу и «не давать ему воли». Вследствие этих событий герой отправляется на службу в Белогорскую крепость.
  3. «СЫНУ МОЕМУ ПЕТРУ АНДРЕЕВИЧУ ГРИНЁВУ, В ОРЕНБУРГСКУЮ ГУБЕРНИЮ, В БЕЛОГОРСКУЮ КРЕПОСТЬ» – адресует письмо Андрей Петрович Гринёв из уже указанного романа А.С. Пушкина. В этом письме он не даёт сыну родительского благословения на брак с Машей Мироновой. Пётр делится содержанием письма с Машей; её реакция («Я не выйду за тебя без благословения твоих родителей») показывает важную черту характера и воспитания Маши.
  4. «ЕГО БЛАГОРОДИЮ, МИЛОСТИВОМУ ГОСУДАРЮ, ИВАНУ ВАСИЛЬЕВИЧУ ТРЯПИЧКИНУ, <САНКТ-ПЕТЕРБУРГ>, В ПОЧТАМТСКУЮ УЛИЦУ, В ДОМЕ ПОД НУМЕРОМ ДЕВЯНОСТО СЕДЬМЫМ, ПОВОРОТЯ НА ДВОР, В ТРЕТЬЕМ ЭТАЖЕ НАПРАВО» – письмо с таким адресом пишет Иван Александрович Хлестаков в комедии Н.В. Гоголя «Ревизор» (1836). Письмо содержит ряд метких характеристик городничего и чиновников, а также саморазоблачение Хлестакова. В финале комедии чиновники наперебой читают письмо, вскрытое и задержанное почтмейстером; вследствие этого разрешается один из конфликтов пьесы.
  5. ЕГО БЛАГОРОДИЮ КОЛЛЕЖСКОМУ АСЕССОРУ В ОТСТАВКЕ ИЛЬЕ ИЛЬИЧУ ОБЛОМОВУ, В САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, В ГОРОХОВУЮ УЛИЦУ – так могло быть адресовано письмо старосты Сосновки и Вавиловки («известных под общим названием Обломовки») Прокофия Вытягушкина («а писал его шурин Дёмка Кривой»). Письмо, рассказывающее о недоимках и побегах крестьян, крайне неприятно заглавному герою романа И.А. Гончарова (1859), поскольку требует его активного вмешательства в жизнь имения.
  6. ЕГО БЛАГОРОДИЮ СТУДЕНТУ РОДИОНУ РОМАНОВИЧУ РАСКОЛЬНИКОВУ В С<ТОЛЯРНЫЙ> ПЕРЕУЛОК… В САНКТ-ПЕТЕРБУРГ пишет сыну Пульхерия Александровна в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» (1866). Письмо повествует о Свидригайлове, Дуне и Лужине и становится одним из побудительных мотивов для Раскольникова скорее воплотить в жизнь свою теорию.
  7. ЕЁ СИЯТЕЛЬСТВУ КНЯЖНЕ МАРЬЕ НИКОЛАЕВНЕ БОЛКОНСКОЙ В ИМЕНИЕ ЕГО СИЯТЕЛЬСТВА КНЯЗЯ НИКОЛАЯ АНДРЕЕВИЧА БОЛКОНСКОГО ЛЫСЫЕ ГОРЫ СМОЛЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ – так могла надписать письмо Жюли Карагина в романе Л.Н. Толстого «Война и мир» (I том, 1868). Письмо сообщает о московских новостях: об отъезде Николая Ростова в армию, о смерти старого грача Безухова и перемене в судьбе Пьера, а также о намерении князя Василия Курагина женить своего сына Анатоля на княжне Марье.

Школьники могут привести другие примеры. Письма, не отправленные по почте (например, письмо Татьяны Онегину), могут быть засчитаны на усмотрение жюри.

Задание 2. [40 баллов] ЦЕЛОСТНЫЙ АНАЛИЗ ТЕКСТА

Содержание ↑

Выберите для аналитической работы ИЛИ прозаический, ИЛИ стихотворный текст. Пишите связно, свободно, понятно, доказательно и грамотно.

Рекомендуемый объём – 300–400 слов.

Варлам Тихонович Шаламов (1907–1982)

ЯГОДЫ

Содержание ↑

Фадеев сказал:

– Подожди-ка, я с ним сам поговорю, – подошёл ко мне и поставил приклад винтовки около моей головы.

Я лежал в снегу, обняв бревно, которое я уронил с плеча и не мог поднять и занять своё место в цепочке людей, спускающихся с горы, – у каждого на плече было бревно, «палка дров», у кого побольше, у кого поменьше: все торопились домой, и конвоиры и заключённые, всем хотелось есть, спать, очень надоел бесконечный зимний день. А я – лежал в снегу.

Фадеев всегда говорил с заключёнными на «вы».

– Слушайте, старик, – сказал он, – быть не может, чтобы такой лоб, как вы, не мог нести такого полена, палочки, можно сказать. Вы явный симулянт. Вы фашист. В час, когда наша родина сражается с врагом, вы суёте ей палки в колеса.

– Я не фашист, – сказал я, – я больной и голодный человек. Это ты фашист. Ты читаешь в газетах, как фашисты убивают стариков. Подумай о том, как ты будешь рассказывать своей невесте, что ты делал на Колыме.

Мне было всё равно. Я не выносил розовощёких, здоровых, сытых, хорошо одетых, я не боялся. Я согнулся, защищая живот, но и это было прародительским, инстинктивным движением – я вовсе не боялся ударов в живот.

Фадеев ударил меня сапогом в спину. Мне стало внезапно тепло, а совсем не больно. Если я умру – тем лучше.

– Послушайте, – сказал Фадеев, когда повернул меня лицом к небу носками своих сапог. – Не с первым с вами я работаю и повидал вашего брата.

Подошёл другой конвоир – Серошапка.

– Ну-ка, покажись, я тебя запомню. Да какой ты злой да некрасивый.

Завтра я тебя пристрелю собственноручно. Понял?

– Понял, – сказал я, поднимаясь и сплевывая солёную кровавую слюну.

Я поволок бревно волоком под улюлюканье, крик, ругань товарищей – они замёрзли, пока меня били.

На следующее утро Серошапка вывел нас на работу – в вырубленный ещё прошлой зимой лес собирать всё, что можно сжечь зимой в железных печах.

Лес валили зимой – пеньки были высокие. Мы вырывали их из земли вагамирычагами, пилили и складывали в штабеля.

На редких уцелевших деревьях вокруг места нашей работы Серошапка развесил вешки, связанные из жёлтой и серой сухой травы, очертив этими вешками запретную зону.

Наш бригадир развёл на пригорке костёр для Серошапки – костёр на работе полагался только конвою, – натаскал дров в запас.

Выпавший снег давно разнесло ветрами. Стылая заиндевевшая трава скользила в руках и меняла цвет от прикосновения человеческой руки. На кочках леденел невысокий горный шиповник, тёмно-лиловые промороженные ягоды были аромата необычайного. Ещё вкуснее шиповника была брусника, тронутая морозом, перезревшая, сизая.. На коротеньких прямых веточках висели ягоды голубики – яркого синего цвета, сморщенные, как пустой кожаный кошелёк, но хранившие в себе тёмный, иссиня-чёрный сок неизреченного вкуса.

Ягоды в эту пору, тронутые морозом, вовсе не похожи на ягоды зрелости, ягоды сочной поры. Вкус их гораздо тоньше.

Рыбаков, мой товарищ, набирал ягоды в консервную банку в наш перекур и даже в те минуты, когда Серошапка смотрел в другую сторону. Если Рыбаков наберёт полную банку, ему повар отряда охраны даст хлеба. Предприятие Рыбакова сразу становилось важным делом.

У меня не было таких заказчиков, и я ел ягоды сам, бережно и жадно прижимая языком к нёбу каждую ягоду – сладкий душистый сок раздавленной ягоды дурманил меня на секунду.

Я не думал о помощи Рыбакову в сборе, да и он не захотел бы такой помощи – хлебом пришлось бы делиться.

Баночка Рыбакова наполнялась слишком медленно, ягоды становились всё реже и реже, и незаметно для себя, работая и собирая ягоды, мы придвинулись к границам зоны – вешки повисли над нашей головой.

– Смотри-ка, – сказал я Рыбакову, – вернёмся.

А впереди были кочки с ягодами шиповника, и голубики, и брусники…

Мы видели эти кочки давно. Дереву, на котором висела вешка, надо было стоять на два метра подальше.

Рыбаков показал на банку, ещё не полную, и на спускающееся к горизонту солнце и медленно стал подходить к очарованным ягодам.

Сухо щёлкнул выстрел, и Рыбаков упал между кочек лицом вниз.

Серошапка, размахивая винтовкой, кричал:

– Оставьте на месте, не подходите!

Серошапка отвёл затвор и выстрелил ещё раз. Мы знали, что значит этот второй выстрел. Знал это и Серошапка. Выстрелов должно быть два – первый бывает предупредительный.

Рыбаков лежал между кочками неожиданно маленький. Небо, горы, река были огромны, и бог весть сколько людей можно уложить в этих горах на тропках между кочками.

Баночка Рыбакова откатилась далеко, я успел подобрать её и спрятать в карман. Может быть, мне дадут хлеба за эти ягоды – я ведь знал, для кого их собирал Рыбаков.

Серошапка спокойно построил наш небольшой отряд, пересчитал, скомандовал и повёл нас домой.

Концом винтовки он задел моё плечо, и я повернулся.

– Тебя хотел, – сказал Серошапка, – да ведь не сунулся, сволочь!..

(1959)

Николай Николаевич Асеев (1889–1963)

ПРЕДЧУВСТВИЯ

Содержание ↑

1

Деревня – спящий в клетке зверь,
во тьме дрожит, и снится кнут ей,
но вспыхнет выстрел, хлопнет дверь,
и – дрогнут сломанные прутья…

То было раз – и той поры
зажжённых жил так ярок запах!
То не ножи и топоры,
то когти на сведённых лапах.

И только крик – и столько рук
подымутся из древней дали,
и будет бить багор и крюк,
сбивая марево медалей.

И я по лицам узнаю
и по рубашкам кумачовым –
судьбу грядущую свою,
протоптанную Пугачёвым.

И на запёкшейся губе,
и пыльной, как полынь, и горькой,
усмешку чую я себе,
грозящую кровавой зорькой.

Деревня – опалённый зверь,
во тьме дрожит, и снится кнут ей,
но грянет выстрел, хлопнет дверь,
и – когти брошены на прутья.

2

Какой многолетний пожар мы:
сведённые мужеством брови,
и – стены тюрьмы и казармы
затлели от вспыхнувшей крови.

И кровь эта смелых и робких!
И кровь эта сильных и слабых!
О, жизнь на подрезанных пробках,
в безумия скорченных лапах!

И кровь эта мечется всюду,
и морем её не отмоют,
и кровь эта ищет Иуду,
идущего с серебром тьмою.

И вы, говорившие: «Пуль им!» –
и вы, повторявшие: «Режь их!» –
дрожите, прильнувши к стульям,
увидев поход этих пеших.

Кто жаждет напиться из лужиц,
тот встретит преграду потока, –
сумейте же будущий ужас
познать во мгновение ока!

Ведь если пощады в словах нет,
ведь если не выплыть из тины, –
припомните: ржавчиной пахнет
затупленный нож гильотины.

(1916)

Для удобства оценивания предлагаем ориентироваться на школьную четырёхбалльную систему. Так, при оценке по первому критерию 0 баллов соответствуют «двойке», 5 баллов – «тройке», 10 баллов – «четвёрке» и 15 баллов – «пятёрке». Безусловно, возможны промежуточные варианты (например, 8 баллов соответствуют «четвёрке с минусом»).

Критерии оценивания Баллы
Наличие/отсутствие ошибок в понимании текста; последовательное и адекватное раскрытие смысла текста в динамике, в «лабиринте сцеплений», через конкретные наблюдения, сделанные по тексту.

Шкала оценок: 0 – 5 – 10 – 15

15
Композиционная стройность работы, её общая логика и стилисти ческая однородность. Точность формулировок, уместность цитат и отсылок к тексту.

Шкала оценок: 0 – 3 – 7 – 10

10
Владение теоретико-литературным понятийным аппаратом и умение использовать термины корректно, точно и только в тех случаях, когда это необходимо, без искусственного усложнения текста работы.

Шкала оценок: 0 – 2 – 3 – 5

5
Наличие/отсутствие фактических ошибок, уместность использования фонового материала из области культуры и литературы.

Шкала оценок: 0 – 2 – 3 – 5

5
Общая грамотность (наличие/отсутствие речевых, грамматических, орфографических и пунктуационных ошибок).

Шкала оценок: 0 – 2 – 3 – 5

5
Максимальный балл 40

Содержание ↑

Максимальное количество баллов за все выполненные задания – 70.

Рекомендуем ознакомиться: